Публикация в издании Наша газета

Наталья Хна, как сама утверждает, способна изменить к лучшему все в любом интерьере и превратить иллюзии в реальность. Сегодня она занимается декором профессионально, хотя начинала с детского увлечения лепкой.

Училась в художественной школе азам рисования, затем керамическому ремеслу в профтехучилище и даже немножко успела поработать на керамическом заводе. Вот тогда-то и пришло понимание того, что ей нравится создавать именно объемные композиции. И все-таки в вузе она выбрала другое направление – финансовое. Правда, поступила на заочное отделение — и параллельно трудилась на частном предприятии по изготовлению садово-парковых скульптур.

Однажды услышала о творческом конкурсе, который проходил в Национальном университете имени Тараса Шевченко. Его победителю предоставлялось право четыре года обучаться за счет госбюджета на факультете изобразительного и декоративно-прикладного искусства. Решила испытать свои силы. На конкурс пришла с керамическими творениями в стиле модерн (напольные фонтаны и вазы, подставки для цветов). Членов жюри покорила сложность исполнения работ Натальи, в изделиях чувствовалась рука опытного мастера, которого, по сути, и учить уже ничему не нужно. Поэтому гран-при безоговорочно присудили Наталье. Так в 2003 году она стала студенткой ЛНУ.

Наверное, в вузе рассчитывали на то, что девушка в дальнейшем займется преподавательской деятельностью. А она, получив диплом о высшем образовании, ушла в свободное плавание.

— Увы, педагогика – это не мое, — признается художница. – Мне легче сделать самой, чем объяснить кому-то, как и что делать. Даже в паре с профессионалом сложно работается. Пожалуй, для меня творческий процесс — нечто интимное, нетерпящее постороннего вмешательства, некое таинство.

К сожалению, пять лет назад керамисты в городе были не востребованы, и керамические цеха закрылись. Отчаявшись, Наталья стала искать применение своих способностей в других сферах. Изучала новые материалы для росписи стекла. Некоторое время сотрудничала с магазином дверей, расписывая их под заказ.

— Иногда заказчики сами подсказывали мне разные направления деятельности, — говорит художница. – Например, чтобы дверь не выпадала из общего интерьера, предлагали расписать и мебель. Потом стали просить расписать стены.

Причем эта роспись была объемной, чем собственно и привлекала Наталью. Так постепенно она осваивала новые для себя стили и техники. К росписи по стеклу присоединилась роспись под стеклом — эгломизе. Подобная техника была известна еще в Древнем Риме, Византии, западноевропейском средневековье, в древнерусском искусстве. Но название получила по фамилии французского мастера («стекло Гломи»), который изготавливал картинные рамы. Он придумал украшать рамы и стекла для окантовки эстампов, акварелей и рисунков орнаментальным бордюром, сделанным из ажурной золотой или серебряной фольги, что приклеивалась с оборотной стороны стекла.

— Расписывать стекло сусальным золотом скучно, — рассказывает Наталья, — поэтому я усложнила технику эгломизе, добавив в нее цвета и объема. Использую матовые и перламутровые краски, камни, стразы и прочее. Основная сложность в том, что этапы нанесения росписи приходится выполнять в обратном порядке, то есть начинать с того, чем обычно заканчивают при росписи по стеклу.

Еще одна популярная техника декора – «обманка». Это может быть картина с глубокой перспективой или выступающее на две трети скульптурное изображение (горельеф), которое отбрасывает тени на поверхность. Получается тоже 3D-изображение. Такое визуальное стирание стен и расширение пространства хорошо смотрится в малогабаритных квартирах.

— Неужели и фрески вам под силу? – не удерживаюсь от вопроса.

— К сожалению, в нашей климатической зоне краска сохнет прямо на кисти, и с росписью по влажной штукатурке есть проблемы. Но имитацию фресок (искусственное состаривание изображения) использую, хоть и нечасто. Обычно заказчик предпочитает в своем интерьере видеть воспроизведение изображения в его реальных тонах, ярких и сочных, а не специально приглушенных в цвете. Да и сама фреска естественнее смотрится в роскошных царских апартаментах или в храме.

Любая работа Натальи Хна – это эксклюзив, повторов нет. По ее словам, тема и сюжет росписи подбирается под конкретное помещение, мебель, кочевать из одного творения в другое могут лишь отдельные элементы, детали. Оттого, наверное, не удается собрать определенные серии, готовые проекты, которые можно сразу же предложить заказчику. Впрочем, художнице это и не нужно. Она, как истинно творческая личность, продолжает самосовершенствоваться и овладевать новыми техниками и способами изобразительного искусства. Не в ее правилах зацикливаться на каком-то одном направлении. Хочется делать то, что умеют только единицы.

— Если я чувствую, что на данном этапе исчерпала возможности для развития того или иного направления, перехожу к другому. Поиск должен быть ежедневным. Без личной творческой заинтересованности нельзя стать интересным для окружающих, — уверена декоратор.

В творческой копилке Натальи Хна есть не только роспись, но и предметы интерьера – различные светильники и сувенирные картины-панно. Это тоже лепка, но уже из современных материалов, так называемая «холодная» керамика, не нуждающаяся в обжиге.

В планах – расширение направления оформления мебели вплоть до разработки дизайна. А еще художница мечтает об открытии студии, где свои творческие планы могли бы реализовать различные специалисты по интерьеру и экстерьеру.

Ирина ЛИСИЦЫНА.

Добавить комментарий